Форосская церковь

 Форосская церковь

ФОРОССКАЯ ЦЕРКОВЬСмотришь на церковь с Байдарских ворот или снизу, с нового шоссе Ялта-Севастополь, и диву даешься. Перед тобой расцветает золотая роза на многоцветных фонах скал, леса и неба. Будто Бог протянул руку, очерченную алмазным сиянием, касаясь любимого места – античной Тавриды, и тут же засветилась драгоценная роза-церковь с зелеными декоративными побегами и светло-синими кубиками, и сверкающими над ними золотым бутоном купола. Будто византийская мозаика.
В сегменте неба и гор просвечивает окрашенная в нежные розовые, зеленоватые и голубые тона ладонь Творца с синими прожилками. А рядом Ангелы витают в голубых хитонах, на ногах – красные сапожки. Крылья выложены из желтых, зеленых, синих мозаичных кубиков с оттенками густой небесной глубины и прозрачности. Даже Божественный лик виден в мягком овале струящихся облаков – в нежности линий губ, в классически правильном носе. Все черты возвышенной одухотворенности и любви к Крыму, особенно сосредоточены в синих глазах, устремленных сюда и любующихся полуостровом, где золотым маяком для небесных сил искрится под солнцем и дождями роза-риза – Форосская церковь.
Церковь построена в византийском стиле крестово-купольного храма. В IV в. Крест стал христианской эмблемой, а форма креста была заложена в основу культовых зданий. Храмы строили в плане прямоугольного очертания, в которое вписан крест. Над средокрестием сооружался купол.
Византийские зодчие пользовались приемом, когда купол опирался не на наружные стены, а на расположенные внутри здания кольцо колонн и столбов, над которыми ставился барабан. Подкупольное пространство расширялось за счет добавления обхода за этим кольцом. Купол прорезался окнами по периметру его основания и был залит дневным светом. Купольная глава, увенчивающая храм, придавала ему пирамидальную и высотную композицию, являлась основой яркой выразительности облика строительного сооружения.
Богослужение проводилось в центре здания, под куполом, символизирующим небесный свод. Алтарь располагался в восточной апсиде, как на сцене, вход с западной стороны.
Основным строительным материалом был обожженный кирпич – плинфа, - невысокие, почти плоские прямоугольники. Кладка велась на известковом растворе с добавлением кирпичной крошки, попеременно чередовались ряды красного кирпича и желтого камня.
В византийских храмах внутренний интерьер был богатый, даже роскошный, создавая соответствующую религиозную атмосферу. Величью храма способствовала многоцветная мраморная облицовка, мозаики по золотому фону, фресковые росписи, декоративные каменные мотивы.
Проектировал Форосскую церковь академик Н. М. Чагин. К ее отделке были привлечены лучшие специалисты, мозаичные работы выполняли мастера итальянской мастерской Антонио Сальвати, интерьер расписывали известные художники К. Е. Маковский, создавший картину «Рождество», А. И. Корзухин, автор «Тайной вечери», академик Н. Е. Свериков и другие.
Построена Форосская церковь Воскресения за деньги владельца Фороса, А. Т. Кузнецова, в память чудесных событий 17 октября 1888 года на станции Борки Курско-Харьковской железной дороги: там, в крушении поезда, спаслась царская семья.
Конечно, богатей и деловой человек А. Т. Кузнецов, постройкой храма на скале в благодарность небесам за благополучный для царской семьи исход железнодорожной катастрофы, выразил верноподданнические чувства, но потом в качестве рекламы поместил ее изображение на «своей» продукции – жестяных коробочках с чаем.
Выхожу из церкви. Чуточку душно и томительно в величье храма, от ощущения собственной ничтожности и вечного ожидания чуда. А оно оказывается рядом – это великое чудо природы, от которого дух захватывает, и горло сжимает от желания петь или просто закричать!
Но ты вздыхаешь и впиваешься глазами – и пьешь, пьешь, наливаешься красотой до безумия, до бесчувствия, до тихой и сладостной тишины. Вот тогда и приходит на ум молитва, благодарность Богу за жизнь, за увиденный рай розового солнца и голубых просторов моря, и синей прозрачности пропасти с зеленой землей, и фиолетовых скал. И птица, живущая в нас, легкая и светлая душа, вырывается на свободу и скользит, реет, рвется над светлым и сказочным миром, расплескивая твою доброту, любовь и мечты.
Ах, Господи, как хорошо, как чудесно стоять у края обрыва рядом с величественным храмом византийской архитектуры! И говорить с Тобой о простом, о житейском, свято поклоняться и верить, любить, надеяться. Я вижу даже влажный блеск твоих прекрасных глаз, о Господи!
…А рядом хрупкий Ангел – Божественная Нелля Строкова, ведущая экскурсию, с чувственным и одухотворенным лицом, улыбается кротко и обаятельно; мне кажется, что я вижу даже, как солнечный луч соприкоснулся с ее головой, рождая золотистый нимб.
Боже мой, как славно и чудно побывать в горном уголке, где встречаются Небесные и Земные силы, где Бог ступает своей легкой воздушной ступней, или прикасается горящей алмазами, прозрачной ладонью к творениям своим…